Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:01 

*фапфапфап* Граф мозгодрюкала

двадцать пять часов в сутки, восемь дней в неделю, тринадцать месяцев в году.
И все-таки кое к каким выводам я пришел, даже не озираясь. Было бы очень трудно не заметить тот факт, что я сидел на полу и что руки мои были прикованы к стене ни чем-нибудь, а кандалами.

— Виртусрань! На дворе XXIII век, а людей к стене все еще кандалами приковывают! — вырвалось у меня против воли, — вы бы меня еще на горшок со змеей посадили! – воскликнул я и рассмеялся. Трое мужиков, что до этого сидели за маленьким столом, располагавшимся как раз напротив меня, и рубились в карты, как один оглянулись на меня, — Горшок со змеей! – повторил я, но от мужиков никакой реакции не последовало, — что… шутки не поняли, да? Ну… ладно, — сник я и покосился на «браслеты», а мужики все еще не сводили с меня своих тяжелых, тупых взглядов:

— То есть... я конечно не против и кандалов... да нет, я почти в них влюблен! Они так приятно холодят кожу и стягивают запястья!

— Придурок какой-то, — наконец послышалось со стороны стола. Проснулись, спящие красавицы! А я-то было усомнился в том, что они вообще разговаривать умеют.

— Мало того, что к стене приковали, так еще и обзываются... вы, я смотрю, совсем совесть потеряли!

— А ты потерял последние мозги, раз разеваешь на нас свою варежку...

— Варежку? Сейчас не зима... у меня нет варежек... и как ее разевать? Может скорее раскрывать или надевать или может вязать? Но разевать... не понимаю...

— Совсем тупой, что ли?

— Я не знаю никакого Чтоли, которые к тому же еще и тупые,…

«Из тупых здесь только вы»

… но послушал бы историю о нем, раз вы так хотите мне ее поведать... Давайте! Не стесняйтесь!

— Ты, кажись, по башке-то его слишком сильно приложил, — пробормотал мужчина, что сидел у стены. Он был абсолютно лысый, как, впрочем, и двое других, широкоплечий, но по недлинным рукам можно было заключить, что он невысокий. Его наверняка сильное тело скрывало черное легкое пальто, и вообще сам по себе он словно не очень удачно изображал квадрат Малевича.

— Да я его даже в полсилы не бил! — возмутился второй лысый, что сидел за столом спиной ко мне, он был облачен в какой-то серый комбинезон и белую футболку, словно после того, как закончится работа здесь, он спешил на подработку на стройке.

— Да у него на лице изначально было написано — дебил, — фыркнул третий, что сидел напротив «фаната Малевича», он, кажется, был выше всех и шире всех. Мужчина был в кожаной куртке и джинсах. На правой руке на каждом из пальцев было по перстню, которые наверняка не только служили украшением, но еще и неплохим холодным оружием.

— И это мне говорят три брата-акробата с инфантильными мордашками, полуобезьяньим обличием и надписями на роже «Я у мамы дурачок»?, — фыркнул я тихо, но, как ни странно, мои слова расслышали все трое.

— Я не понял, ты нарываешься?

— Нарываюсь? Я тебе что, ссадина или царапина? Я не могу нарываться,… а чего ты не понял?

— Чего я не понял? — слегка удивился мужчина.

— А я-то откуда знаю, чего ты не понял, поэтому и спрашиваю…

— Я все понял!

— Все-все-все?! Ты значит, наконец, понял, как появилась наша планета, что такое космос и есть ли у него границы? Поделишься пониманием?

— Че он несет? – как-то растерянно пробормотал мужик в куртке.

— Да срал я на космос! – фыркнул лысый в комбинезоне.

— Даже так? И Как? – округлил я глаза.

— ЧТО КАК?

— Как срал? Да еще и на космос? Если честно, мне очень трудно это представить… и, кстати, если ты срал «На», значит над космосом есть что-то еще? – рассуждал я, опираясь на всеми любимую логику. Сколько раз замечал, твердят люди о логике, твердят, а сами, кажется, даже не подозревают о том, что же это такое!

— Он бредит… — тем временем заключил мужик в куртке, вновь рассматривая свои карты.

— Реально… — подтвердил лысый в пальто.

— Или дело не в космосе? – спохватился я, — Ты имел в виду что-то другое? Ты же сам сказал, что что-то не понял, что же? Я ведь не успокоюсь, пока не узнаю! И не отстану, — на всякий случай предупредил я.

— Я говорил про "нарываешься"! – наконец дошло до мужика, к чему же я докапываюсь.

— Про "нарываешься"? Сказал? Когда?

— Блять! Я сказал, "я не понял, ты нарываешься"!

— Я сказал, я не понял... ты уж определись!

— БЛЯТЬ!

— Не блять, — решил поправить я, — я куда хуже... Хотите знать, кто я? Хотите-хотите? – начал я провоцировать своих жертв на дальнейшее словоблудие.

Мужики переглянулись, явно дожидаясь подвоха. Ну и правильно... не расслабляйтесь, расслабляться вам сейчас вредно и опасно.

— И кто же? Сумасшедший дистрофик?

— Аха-ха, ой юморист, ой не могу, смеюсь до слез! — хмыкнул я, — Нет... не знаю, слышали ли вы о моей великолепной персоне, но я... Граф Мозгодрюкала!!!

— Эээ... бля, ты реально его сильно долбанул...

— Перданул? Я не ослышался, меня кто-то...

— Да заткнись уже!

— Так мне послышалось... а я-то только хотел пошутить на счет глупости вашего, безусловно, дебильного и недалекого юмора, — горестно вздохнул я.

— Я его сейчас точно прибью... — процедил мужик в комбинезоне, в сердцах швыряя карты на стол.

— К чему? — тут же очнулся я.

— ЧТО К ЧЕМУ?! — ой я вас заебу, ой заебу!

— К чему прибьешь? И чем? И зачем? И для чего? И почему! А вообще я пить хочу... — монотонно пробормотал я.

— А срать ты, блять, не хочешь?

— Неплохо бы, — кивнул я, — но не на космос… мне таких границ не постигнуть… этому искусству явно надо учиться не один год! Но знаете ли, вы такие большие и страшные... вот-вот живот прихватит... нет... реально! Мне что-то плохо!!!

— НЕ СМЕЙ! Только не здесь!

— Не сметь чего... — тут же невозмутимо отозвался я.

— Не смей делать Этого?!

— Этого? Неужели под Этим вы подразумеваете… ЭТО?!

— Э-э-э... — мужик в кожаной куртке завис.

— Бля, че он несет?

— Я? Несу? У вас галлюцинации... я ничего не несу, я сижу в кандалах и даже пошевелиться толком не могу...

— Блять! Я его не понимаю! — взвыл мужик в комбинезоне.

— Ой! Моя мать меня тоже не понимает. Но знаете, вы не расстраивайтесь, это дело решаемое! Мой психолог мне тут недавно дал совет! Для того, чтобы людей понимать, нужно с ними поговорить, узнать их поближе, об увлечениях, к примеру, или о страхах. Да-да... это первый шаг к пониманию... так ты хочешь меня понять? Хорошо… так и быть... раз ты меня просишь, я расскажу о себе… — я откашлялся, — Я очень люблю…

— Да нахуй ты мне нужен!

— А вот этого не надо! На хуй ни к кому я не пойду... ну разве что к Зуо, так что перебьетесь!

— Бля-я-я-я... ты уже заебал!

— Я? Да как я мог? Да за кого вы меня принимаете? Ебать лысого двухметрового мужика... нет, я мачо, но не до такой же степени!

— Просто не слушайте его, — устало вздохнул лысый в пальто. Нет, вы только вдумайтесь... обычно говорят про коня в пальто, а здесь лысый... Подумав об этом, я невольно улыбнулся.

— Чего ты ржешь?! — тут же вновь начал огрызаться пришедший в себя мужик в куртке.

— О! Здравствуйте! Вы вернулись в нашу солнечную систему, с чем и поздравляю!

— Бля, да о чем ты говоришь?

— Слушайте... а вот "бля" в начале каждого предложения это что, шифровка? Или какой-то особенный знак? Ритуал? Азбука Морзе?

— ЭТО ПРОЯВЛЕНИЕ МОЕГО РАЗДРАЖЕНИЯ!

— Мать моя плата! Столько длинных слов зараз! Как ты умудрился! Браво и на бис! Я бы похлопал, но как видишь... — пожал я плечами и кивнул в сторону кандалов.

— Ну, все... достал... я его сейчас выебу, — процедил сквозь зубы мужик в комбинезоне, вставая со стула и хрустя кулаками.

— Госпожа Жизель приказала не трогать его... – подал было голос мужик в куртке.

— Госпожа Жизель ничего и не заметит, — ухмыльнулся лысый, подходя ко мне и расстегивая ширинку, — Открой-ка свой болтливый ротик и сделай дяде приятное.

— Дяде? Ты сказал «дяде»?? А я то думал, ты страшная тетя… А обрезание дяде не сделать? — фыркнул я, смотря на то, что извлекается из ширинки, — Я эту гадость в рот не возьму, — предупредил я без тени страха.

— Еще как возьмешь! — прошипел мужик, хватая меня за волосы.

— О! Ты только что подтвердил тот факт, что твой член – гадость. Ладно не Чужой. Член, пожирающий мозг… о нет! Нет! Мои мозги! Не отдам!

— Открывай, сука, рот!

— Не-а, — процедил я сквозь зубы. Мужик, естественно, взбесился, но ему хватило ума лишь сделать то, что проделывают во многих фильмах или в книгах, когда хотят открыть рот главному герою. Он зажал мне нос рукой. Ну так вот, дебил, довожу до твоего сведенья, что человек может дышать даже сквозь плотно сжатые зубы, так что если ты рассчитывал, что я начну яростно хватать воздух губами, предоставляя тебе возможность отыметь меня в рот... о нет! Даже не мечтай.

Мужик минуть десять держал мой нос заткнутым, уверенный в том, что вот-вот я открою рот, но, в конце концов, сдался и как-то жалобно посмотрел на своих товарищей.

— Он рот не открывает... — пожаловался он.

— Ща поможем! — ухмыльнулся мужик в пальто, также бросая карты и подходя к нам.

— А ты не боишься, что я тебе член твой откушу? — воспользовавшись заминкой, выпалил я.

— О... только посмей, и тебе крышка!

— И что?

— Что значит, и что?

— Ну, я-то помру, и мне будет уже на все плевать, а член свой тебе не вернуть. Либо пришивать искусственный, либо вообще ходить с обрубком. Хотя-я-я... у тебя уже сейчас обрубок... Откусить под корень? Сделать девочкой?

Мужик побагровел от злости и замахнулся для удара, но третий лысый в куртке с удивительной для его комплекции скоростью оказался позади моего обидчика и поймал его руку в воздухе, не дав донести удар до моего красна личика.

— Госпожа Жизель запретила, — пробасил он.

— Да у него и так рожа побитая, одним синяком больше, — начал было оправдываться мужик в комбинезоне.

— Не трогай его, — тем не менее был непреклонен лысый в куртке, — вернитесь за стол и просто не обращайте на него внимания.

Та-ак… а вот этот кадр непробиваемый… ибо тупой как пенек… намеков он явно не понимает и моего, безусловно, тонкого подъеба не ощущает. Что ж… тяжелая артиллерия так тяжелая артиллерия…

— Кстати, я недавно узнал, что я — реинкарнация пони, вы представляете!!!

— Реин… что? – не выдержал мужик в пальто.

— Реинкарнация! А вы свои знаете… Вот ты, — я кивнул в сторону непробиваемого, — явно в прошлой жизни был свиньей!

— Да… я люблю свинюшек, — пробормотал в ответ мужик, ввергая меня в недоумение. Так… кажется, мне самому сейчас мозг съедят! Спокойно Тери, вздохни поглубже и действуй!

— Любишь свинюшек? Ебать, что ли? – да простят меня за столь грубые выпады в сторону моего противника боги гениальности. Но с ним явно по-другому было нельзя.

— Бывает… — ответил мужик. Он-то ответил, а я сам завис на пару минут. Бурная фантазия, за что же ты у меня такая бурная…

— Меня сейчас вырвет! – взвыл я, понимая, что этот бой мной проигран. Хотя проигран он был частично. Не только я смотрел на мужика в куртке с ужасом и отвращением в глазах. Два его товарища так же смотрели на коллегу с открытыми ртами, и самым страшным было то, что все мы трое понимали, такой индивидуум не умеет шутить, он всегда серьезен… ВСЕГДА!

— А вы с ним не разговаривайте… — тем временем бросил мужик в куртке своим товарищам, явно не понимая, почему они смотрят на него Так, и думая, что во всем виноват лишь я.

— О нет! Я этого не вынесу! — воскликнул я, театрально закатив глаза.

— Даже не смотрите на него, — фыркнул тем временем мужик в куртке, — вдруг он заразен.

— Кто бы говорил о заразе! – тут же завозмущался я пуще прежнего, — носители лишая!

— Лишая?! Я, бля, точно сейчас…

— Ага! Опять бля! Нет, ну а как еще вы объясните свою лысину? Ну ладно у одного, но у троих?! Или, может быть, у вас это на генетическом уровне? Вы братья? – к слову сказать, лысый в комбинезоне был явно азиатом, а мужик в куртке – латиносом.

— Нет, он охуел!

— Да? Правда? Когда?! О нет! Я хуею… спасите! Спасите меня! Хотя нет… лучше хуеть, чем лысеть… погодите… или это не лишай… если нет, то… Вы кого-то косплеите?! Дайте подумать! Я вас точно узнаю… вы косплеите… хм… пеньки?

— Доиграешься!

— Ох… не угадал, тогда кого?

— Господи, да отъебись ты от нас! — отчего-то почти взмолился лысый в пальто.

— Господи? Я??? Нет, ну я, конечно, всегда подозревал о своем божественном происхождении и я об этом уже не раз говорил, но все-таки…

— Я ЕГО УБЬЮ!

— Бога, между прочим, убить нельзя… на то он и Бог… но я удивлен, что такие брутальные дядьки оказались рабами божьими? Вот Зуо сатанист… и не скрывает этого… чуть что, и начинает болтать с Люцифером, вы представляете! Не удивлюсь, если дома он еще и каким-нибудь Вуду увлекается… знаете, соломенные куколки, гвозди и адский смех… и ты уже способен проклинать всех и вся!

— Я сейчас его придушу, — предупредил товарищей мужик в комбинезоне.

— Придушишь от слова душа? Типа приголубишь? Погладишь по головке и угостишь пироженкой? Я был бы очень рад!

— ОТЪЕБИСЬ!

— Но вот что странно... откуда вы узнали мое тайное имя?

— Тайное имя? — переспросил мужик в куртке.

— Не разговаривай с ним!

— Ну да, «отъебись».

— Сам отъебись!

— Кажется, мы друг друга слегка недопоняли, — предположил я, кое-как наклоняя больную голову к одному из запястий и пытаясь почесать ухо. Не получилось.

— Почешите мне ухо, а? А то я сейчас точно сдохну, — начал клянчить я.

— Яйца тебе не почесать?!

— А ты можешь?

— Разве что этим, — у мужика в пальто в руке щелкнул раскладной маленький, но наверняка очень острый ножик.

— Ох, нет... это уже больше на иглоукалывание тянет, — нервно захихикал я и показательно отвернулся, делая вид, что больше разговаривать не буду. Но только мужики вновь сосредоточили все внимание на игре, я не преминул напомнить о себе:

— Слушайте, — охрана аж на стульях подпрыгнула, — поговорите со мной, мне скучно!

Мужики на это лишь начали упорнее вглядываться в карты.

— Ну поговори-и-и-ите... — захныкал я. Меня по-прежнему игнорировали.

— Знаете... чем больше людей окружает человека, тем более одиноким он себя чувствует, не замечали? Нет? А еще если…

— МЛЯ! ДА ЗАТКНИТЕ ЖЕ ВЫ ЕГО КТО-НИБУДЬ!!!


прошло какое то время


Жизель вздрогнула, но тут же взяла себя в руки, поправила на себе расстегнувшийся прозрачный пеньюар, с гордо поднятой головой развернулась на каблуках и повела Зуо в комнату к пленнику. Импровизированная тюрьма располагалась всего в паре комнат от той, что изобиловала розовыми и красными цветами. Жизель выбрала среди десятков тонких золотых цепочек, что украшали ее шею, одну, с кулоном-ключом, расстегнула ее и миниатюрный ключик приложила к не менее миниатюрной встроенной в дверь пластине. В мгновение были считаны все коды, и дверь медленно распахнулась. До того как дверь открылась, Жизель еще тешила себя надеждой, что три ее любимых лысика каким-то образом обезоружат Зуо, а тогда, возможно, бурная ночь, что планировалась женщиной, еще не была потеряна. Но дверь открылась, и все надежды рухнули. Лысый в пальто сидел на корточках в углу, повернувшись лицом к стене, раскачиваясь из стороны в сторону и бормоча себе под нос:

"...я не слушаю его, я не слушаю его, я не слушаю его..."

Лысый в комбинезоне вообще лежал посреди комнаты, изо рта у него шла пена. И лишь лысый в куртке все так же сидел за столом и играл в карты... только странное дело, в карты он играл сам с собой.

— Что... что здесь произошло?! — буквально заверещала Жизель, уже не скрывая страха и раздражения.

— Это не я! — тут же выпалил блеклый парнишка, прикованный к стене... — Они сами... — буркнул он, отводя глаза.

Да... Все-таки Жизель погорячилась, посчитав, что к себе в дом необдуманно запустила монстра... О нет... их было двое...

@темы: |вдохновенное, |стырено, |фанфикшен, |цитата дня, |эмоциональное

URL
Комментарии
2010-09-03 в 17:17 

В каждом человеке есть солнце. Только дайте ему светить. © Сократ
о боже xDD
это потрясающе xD

2010-09-03 в 17:42 

двадцать пять часов в сутки, восемь дней в неделю, тринадцать месяцев в году.
Trisha-tyan да,такой взрыв мозга редко где можно найти ХД
а качественно то как!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

.МИР.

главная